Ad Patres: Ordo Missae

этот сайт посвящен святоотеческой православной латинской литургиии и технике ее служения.


Латинский обряд в Кафолической Церкви
о. Андрей Езерский

Латинский обряд как органическая часть вселенского Церковного Святоотеческого наследия.
Латинский обряд в истории Церкви, подобно восточным обрядам, имеет своим источником Апостольское предание и кодифицируется одновременно с ними. Латинский круг Литургических чтений фиксируется в IV веке, Евхаристическая Литургия в важнейших чертах принимает доступный нам вид во епископство Григория I Великого (Двоеслова), он же кодифицирует литургические песнопения (Григорианский хорал). Полностью доступный нам вид богослужение принимает в начале XI века. Латинскому обряду присущ сильный консерватизм. Этому способствовало и то, что период активного гимнографического творчества в западной церкви приходится на IV—VI века и связан с именами Св. Григория Великого, Св. Амвросия Медиоланского и рядом других. Это позволило известному русскому литургисту конца XIX века Скабалановичу в его «Толковом Типиконе» заявить, что «Западная церковь по праву гордится древностью своих песнопений».
Латинский обряд практически всегда представлен не одним обрядом, а несколькими обрядами, более или менее древними и авторитетными. На начало ХХ века в рамках Латинского обряда существовало 4 приходских устава (обряда): Римский (служился всегда и везде, когда не предусматривалось иного, восходит к Григорию Двоеслова и др. Отцам), Лионский (он же Галликанский, служился в Лионской епархии, приписывается некоторыми историками Иринею Лионскому), Медиоланский (служился в Миланской епархии, автором его является Св. Амвросий Медиоланский), Мозарабский (служился в Испании в епархии Толедо — в главной церкви и еще в шести других приходах); свои литургические особенности имели ордена — Доминиканский и, особенно, Бенедектинский. Впрочем, разница между этими обрядами не так уж разительна, — видимо, сказалось их взаимное влияние.
Нам представляется, что для Кафолической Церкви Латинский обряд является столь же драгоценным Святоотеческим достоянием, как и Греческий.

Латинский обряд и Римская церковь папской юрисдикции.
Печальный акт закрытия латинских монастырей на территории Византии в 1053 году, говорит о том, что до этого времени, обряд и юрисдикция не были тесно связаны. Действительно, в основном в Византии служился восточный греко-византийский обряд, а в Риме — Латинский Римского чина. Но как в Риме были восточные церкви и монастыри (основанные в основном убежавшими от гонений еретических императоров православными), так и в Византии были Латинские.
Но после указанного акта и до настоящего времени (хотя в 1970—88 годах, происходит отделение группы монсеньора Лефевра от фактической канонической зависимости от Рима) Латинский обряд в представлении широких слоев общества является синонимом папской юрисдикции, а слово Латинство выражает веру, связанную с данной юрисдикцией, слово Латинянин — соответственно, адепта данной веры. Два исторически кратких эпизода современной истории Русской Церкви, о которых речь пойдет ниже, не повлияли на это представление. В то же время оно нам представляется несоответствующим понятиям и практике древней Церкви, равно как и современному положению вещей.
Эти представления должны быть пересмотрены хотя бы в свете существования церковной группы, основанной архиепископом Марселем Лефевром, отделившегося от Рима, чтобы спасти Латинский обряд от гибели. Представления об идентичности Латинского обряда и юрисдикцией Римского Папы, которого монсеньор Марсель обвинил в потворстве ереси, отныне теряют связь с реальностью. В силу этого вопрос о взаимоотношении Православной Церкви и Латинского обряда, не соотнесенного с папизмом, может быть поставлен.

Русские Латиняне: исторические корни.
При всей идеологической ориентации Русского Христианства раннего периода на Византию, тесное взаимодействие Киевской Руси со странами Европы (то есть династические, экономические и проч. связи) занимали весьма важное место, и в силу чего Латинский обряд в то время естественно сосуществует с Греческим. Небольшая часть населения, преимущественно это должно относиться к таким крупным культурно-торговым центрам, как Киев, окормлялась по Латинскому обряду, скорее всего, более время от времени, чем постоянно. Следует подчеркнуть, что эта незначительная прослойка ни в коей мере не являлась диаспорой, а была полностью интегрирована в современную общественно-культурную жизнь. Рецидивы этого западного культурного воздействия мы встречаем в различных формах на протяжении практически всей последующей истории, хотя использование обряда с целью усиления своего влияния обоими сторонами (еще до формального окончательного размежевания в 1054) наложило свой отпечаток, не изжитый до сего дня.
Мы хотим особо подчеркнуть наше мнение о том, что синтез понятий «Латинство» и «папизм» — является порождением значительно более поздних времен. По сути же этот синтез совершенно искусствен и порожден идеологическими, но не духовными причинами. Позволим себе сделать вывод, что Латинство (в отличие от папизма) является не идеологией, а ментальностью. Многочисленные индивидуальные обращения русских аристократов в католицизм, имевшие быть в XVIII—XIX вв., есть прежде всего выход наружу этой ментальности, в силу исторически сложившихся обстоятельств устремившееся по единственно возможному руслу.
К ХХ веку складываются условия для разрушения подобного уродливого положения вещей. Приближается время Православных Латинских проектов.

Попытки восстановления Латинского обряда в Православной Церкви под русским омофором.
Проект Шамбо (РПЦ МП).

Опыты восстановить Латинский обряд под юрисдикцией Русской Православной Церкви мы будем называть проектами и начинаем это рассмотрение с опыта, инициированного западными христианами, восприемником которого послужила «Московская Патриархия», а точнее Синод митр. Сергия и он лично, как первого из известных нам по времени.
Строго говоря, основателем проекта следует считать не Шамбо — рожденного в атеистической семье француза, крещенного в англиканстве подростком, а его духовного руководителя — бывшего католического священника Луи Шарля Винарта, покинувшего Римскую Церковь под влиянием идей модернизма.
Упомянутый о.Винарт был одаренным и увлекающимся человеком, в результате своих самочинных действий оказавшийся вне церковной ограды. К счастью, о.Винарт сумел понять свои заблуждения и в декабре 1936 года он, уже прикованный к постели смертельным недугом, был принят в лоно Церкви в сане священника, пострижен в монашество с именем Иреней и возведен в сан архимандрита по благословению митрополита Сергия, разрешившего о.Иренею сохранить западный обряд. Его «викарием» с 1922 года был Люсьен Шамбо, искавший священнического призвания.
В январе 1937 года Шамбо был присоединен к Православию в качестве мирянина. Вскоре посвящен в сан диакона, потом священника митрополитом Елеферием (Богоявлянским), экзархом церкви митр. Сергия в Западной Европе.
Первая Литургия служилась на Сретенье Господне в Вознесенском храме, где присутствовал о.Иреней, присоединивший к православию 55 своих прихожан. Этот день можно считать датой возникновения первого Православного прихода Латинского обряда. В начале марта в Париж прибыл митрополит Елеферий, но застал о.Иеренея уже в гробу. Главой прихода стал о.Люсьен Шамбо. В 1945 году у о.Шамбо появляется новый помощник — о.Иоанн Петерфальви, и они решили вместе положить начало западному православному монашеству по бенедиктинскому уставу. Шамбо постригается с именем Дионисий, а затем он постригает по бенедиктинскому чину о.Иоанна, а несколько месяцев спустя — о.Георгия Ламотта. Возникает монашеское братство православных бенедиктинцев. Оно утверждается Московской Патриархией в 1945 году, во время приезда в Париж Патриаршей делегации. В 1948 году он представлял французское православие на праздновании 500-летия автокефалии Русской Церкви, принимал участие в Совещании Глав и представителей Автокефальных православных Церквей.
Дело, судя по всему, шло успешно, но 3 мая 1965 года после тяжелой болезни о.Дионисий (Шамбо) умер. Точными данными о дальнейшей судьбе его общины мы не располагаем, кроме того, что в дальнейшем часть его последователей переходит под юрисдикцию вл.Иоанна Ковалевского.

Проект Св. вл. Иоанна (Максимовича) (РПЦЗ).
Если история проекта Шамбо нам в известный исторический период довольно ясна, то история проекта, инициированного вл.Иоанном Максимовичем не только более скоротечна, но и более темна.
Проект связан с именем Евграфа (в монашестве — Иоанна) Ковалевского, бывшего некоторое время викарием у о.Дионисия (Шамбо) и удаленного с прихода из-за склочного характера. В 1959 году он переходит под юрисдикцию вл. Иоанна (Максимовича). В 1964 году был пострижен вл. Иоанном (Максимовичем) с именем Иоанн, и тогда же он был поставлен викарным Епископом с согласия синода РПЗЦ.
После смерти вл. Иоанна Максимовича в 1966 году в силу невыясненных обстоятельств Св. Синодом РПЗЦ вл. Иоанну Ковалевскому были предъявлены некие претензии, суть которых нам неведома, но поскольку вл.Иоанн упорствовал, дело закончилось извержением его из сана, которое не было им признано.
Сведения о дальнейшей судьбе этой группы крайне отрывочны и скупы. Однако по поступающим с Запада к нам сведениям, эта группа, принявшая после смерти вл. Иоанна Ковалевского в 1970 году юрисдикцию Румынского Патриархата, сильно эволюционировала в худшую сторону, и сейчас не может быть рассматриваема ни как Латинская, ни как Православная.

Итоги и выводы из истории Латинских проектов.
Здесь мы можем подвести некоторые итоги о найденных нами сведениях о группах Латинского обряда в рамках Русской Православной Церкви. Прежде всего, бросается в глаза, что ни один источник, с которым мы ознакомились, не сообщает нам членораздельно о собственно том Латинском обряде, в рамках которого шло богослужение в этих группах. Это тем более интересно, что начиная с 1914 года, когда был введен в действие реформированный часослов Пия Х, Рим стал на путь отказа от Святоотеческого наследия в литургике, что, в конечном итоге, привело к реформам II Ватиканского собора (вызвавший нарекания даже католических богословов — s.AJ). Но, не указывая нам на конкретную обрядовую форму, источники постоянно подчеркивают позволение Григорианского календаря, хотя для самого обряда этот факт является ничтожным, и даже католики до 1917 года в России жили по Юлианскому литургическому календарю.
Это позволяет нам сделать вывод о минимальной литургической проработке обоих проектов. Судя по всему, не было выработано также никаких догматических или канонических документов, регулировавших деятельность групп Латинского обряда Православной юрисдикции. В мышлении верующих и иерархии Латинский обряд продолжал оставаться синонимичным папизму и рersona non grata. Только этим мы можем объяснить нераспространение Латинского проекта Шамбо на Россию и его неиспользование в противодействии католическому влиянию. Мы полагаем, что именно узость, а не сущность проекта послужили причиною к его угасанию.
Сейчас, когда деятельность лефевристов натолкнулась на непонимание со стороны Русских верующих небрежением древних литургических традиций и особенно безудержной папафилией, которая, видимо, является родильною горячкою сего раскола, и вытекающих из него руссо- и православофобией, появляется возможность восстановления, только без повторения прошлых упущений, и в хорошо проработанном варианте Латинского обряда в рамках Русской Православной Церкви, бережно собирающей и хранящей все Святоотеческие традиции, и сими душеспасительными преданиями одухотворяющей Россию — Третий Рим.

Общее заключение.
Латинский обряд является равночестным и равноспасительным в ряду других обрядов Православной Церкви, неотчуждаемым Святоотеческим наследием. Русская Истинно-Православная Церковь, допустив его в этом качестве, показала свою приверженность исконным установлениям Православной Церкви.


Для подробной информации о Латинской Литургии см. страницу Ordo Missae настоящего сайта.


текст взят с сайта о. А. Езерского - www.ecclesia.ru
Hosted by uCoz